Владимир Познер: «с возрастом нормальный человек становится менее категоричным»

Прoфeссии, oпыт и мeнтaлитeт — тeлeвeдущий пoдeлился свoими жизнeнными урoкaми

Влaдимир Пoзнeр с грoмким гoлoсoм, пoявился нa тeлeвидeнии в 1985 гoду, с тeлeмoсты, связывaющиe СССР и СШA, и былa oчaрoвaнa свoeй фирмeннoй улыбкoй и прищурoм. Нo сeгoдня, тридцaть лeт спустя, oн пo-прeжнeму oчaрoвaтeльный и улыбaeтся xитрo прищуривaeт глaзa. И интeрeс к eгo пeрсoнe и всe, что он не падает. Возможно, потому, что он, по его собственному признанию, не теряйте любопытства, ни жизнь, ни профессии. Это, сказал он, Гена вины. Как истинный француз, Познер любит и умеет жить.

1. О профессии

У меня очень напряженный образ жизни. Конечно, я пытаюсь распределить вещи, но бывают случаи, когда один накладывается на другой. И честно говоря, мне нравится темп. Я использовал, чтобы быть. Хотя, конечно, иногда чувствую себя слишком много, вы знаете, что он устал, очень тяжело. Но жаловаться на что-либо, потому что я делаю то, что мне нравится и хочется.

У меня есть талант интервьюера. Она включает в себя умение слушать и слышать, умение говорить с человеком и его позиция и умение задавать вопрос, чтобы не оскорбить его, даже если неудобно. И чтобы собеседник отвечал.

Интервью является одним из самых сложных жанров в журналистике, потому что он общается с другим человеком, который требует дополнительного давления, дополнительную работу.

Если герой не заинтересован во мне, то я ничего не имею. Но все может быть интересно. Вы просто должны быть в состоянии найти его.

2. В связи с возрастом и опытом

В какой-то момент я пришел к выводу, что мы должны называть лопату лопатой. Не кокетничай. Поэтому, когда люди спрашивают меня за что-то, я говорю: «да, я так думаю. Это мое мнение». «Это нескромно» — я могу сказать. Вам придется выживать. Я вообще-то скромный человек, но я знаю себе цену. И в моей профессии, что я делаю, еще сильнее, чем ТВ, я не вижу никого. Я думаю так и сказать напрямую.

С возрастом нормальный человек становится менее категоричным. Он должен научиться анализировать себя и быть терпимыми, чтобы понять, как мало он знает. Но природа не меняется, просто человек становится более опытным, более мудрым.

Рос, это в основном процесс обмена иллюзиями. В иллюзиях нет ничего хорошего, но если вам удалось всю жизнь прожить с ними, что не так уж плохо. Но я бы не хотел этого, хотя, возможно, так легче жить.

Сегодня я и все интересные. И это счастье! Я думаю, что это природа. Когда люди спрашивают меня: «как можно в твоем возрасте, три раза в неделю по полчаса, чтобы просто поиграть в теннис?», Я отвечаю: «это природа так сделала моя мать, которая воспитывала меня так, что я был здоров». Мой вклад лишь в том, что я стараюсь этому следовать. И может быть, все это, потому что мне разрешили только пятьдесят два года. Накопился голод, чтобы быть великим. Даже сейчас эта жажда не угасает.

3. Для себя

Я честолюбив, но не зря, ведь это наверняка связано с нарциссизмом. И я совершенно не самовлюбленный. Наоборот, очень критично относиться к себе отношение.

У меня есть интуиция. Часто это является ключом к свои решения, действия и восприятие людей. Я верю в первое впечатление. Несколько раз он старался не обращать на это внимание, а потом убедиться, что это было напрасно. Ведь, по сути, мы животные, у нас есть что-то очень древнее, и мозжечка, как правило, очень точно работать.

Все в жизни должно быть весело. Французы знают, как это сделать. В противном случае, в общем, в чем смысл жизни?! Но некоторые из моих американских друзей абсолютно нет вкуса пищи. Для меня это похоже на чтение обычной книги и книги в Интернете. Я получаю удовольствие, держа книгу в руках, от тактильные ощущения, запах бумаги. И приготовление пищи-одно из величайших достижений человечества, изобрели не для того, чтобы не умереть с голода и получить удовольствие.

4. Менталитет

Я приехал в Россию в девятнадцать лет. И я очень хотел быть русским, и самое главное — как ко всем, так что никто не может сказать, «он не наш». Не плохо, но просто разные. Но однажды я был вынужден признать: «Нет, ты не русский, нет ничего, что вы можете сделать.» Это результат того, что я выросла в другой стране, и, что унаследовал от своих предков.

Между французским и русским слишком мало общего. Французы более закрытые и более сдержанные и менее подвержены перепадам настроения, что характерно для русского народа. Я думаю, что большинство русских просто ирландский. И те, и другие — искусство природы. Абсолютный восторг ИБП, а затем впадают в полную депрессию, в частности для россиян, ирландцев, и желание на алкоголь.

Я человек эмоциональный, и довольно сдержанный. Французские матери очень мало обнимает и целует своих детей. Я помню несколько раз, когда моя мама вдруг обняла меня. Этот уязвимый любовь-это очень редкая во Франции.

Французы менее открытые, но они искренни те же итальянцы. И если они будут, как или принять тебя, пусть дома, в духе, нет никаких сомнений, что это искренне…

Владимир Познер, уроки жизни

Счетчик